Синдром шахматного вундеркинда – поддерживаем и развиваем


Синдром шахматного вундеркинда - поддерживаем и развиваемУвлекшись шахматной игрой, многие юные шахматисты мечтают стать чемпионами мира или по меньшей мере гроссмейстерами. К сожалению, такие мечты, как правило, не претворяются в жизнь, ибо восхождение на шахматный Олимп или приближение к нему требуют помимо титанического труда неких особых качества ума, характера и соответствующих условий для приобретения практического опыта.

Семь следующих друг за другом чемпионов мира, начиная с Бориса Спасского, были вундеркиндами, отличившимися еще в раннем детстве. Кстати, вновь (с 1 января 2011 года) возглавивший по рейтингу список мировой шахматной элиты 20-летний норвежец Магнус Карлсен играл в силу гроссмейстера уже в 11-летнем возрасте. Вывод очевиден: шахматисту, не побывавшему вундеркиндом, путь на современный шахматный Олимп закрыт.

Каждый год летом в беэр-шевском клубе организуется трехнедельный курс занятий, в которых могут принимать участие дети разных возрастов, желающие научиться двигать шахматные фигуры или повысить свой игровой уровень. Прошлым летом руководитель такого курса, международный мастер Илана Давидова попросила автора этих строк провести несколько коротких уроков с шестилетним Максом, предупредив, что с азами шахмат он знаком. Для начала я показал малышу 17-ходовой вариант итальянской партии и, в душе сомневаясь в правильности столь сложного выбора, спросил: «Макс, ты запомнил то, что я тебе показал?» «Да», — ответил Макс и уверенно показал мне все 17 ходов, успевая сопровождать их забавными комментариями. Удивившись, я решил усложнить задание и предложил ему, используя язык шахматной нотации, повторить эти же ходы, глядя на шахматную доску, но не двигая фигур. Он без особого напряжения, показывая иногда пальцем на поля шахматной доски, выполнил и это задание. Не будучи уверенным в педагогичности своего метода, я попросил Макса отвернуться от доски и, не глядя на нее, повторить 17-ходовой вариант. Легкость, с которой он это осуществил, была поразительной. За всю свою многолетнюю педагогическую шахматную деятельность мне не доводилось видеть, чтобы какой-нибудь занимающийся шахматами мальчик мог в столь раннем возрасте вслепую осуществить передвижение шахматных фигур. Замечу, что Макс исполнял подобное действо и с более длинными вариантами. Будет ли Макс настоящим вундеркиндом, я не знаю. Но все данные для этого у него, без сомнения, есть…

 

Выбираем настольную игру шахматы: